К вопросам совершенствования системы уголовно-правового воздействия

Председатель Президиума Коллегии адвокатов «Сфера»

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Вологодского государственного университета

К вопросам совершенствования системы уголовно-правового воздействия

Аннотация: статья посвящена актуальным вопросам государственной политики и законодательной техники в сфере уголовного права России развитию системы уголовно-правового воздействия с учетом совершенствования конструкций составов преступлений с квалифицирующими и привилегирующими признаками

Abstract: the article is devoted to topical issues of public policy and lawmaking in the sphere of criminal law of Russia, the development of a system of criminal legal action with regard to the improvement of a structure crimes qualifying and privileging signs

Во втором десятилетии XXI века криминогенная обстановка в России продолжает оставаться сложной. Вал насильственных преступлений, в том числе убийств, существенно не снижается, оставаясь на уровне 28 – 32 тыс. преступлений в год. В 2011 г. в стране было зарегистрировано 32 тыс. убийств или 22,4 убийства на 100 тыс. населения. В последние годы в России идет процесс снижения учтенных убийств. Этому способствует и форма учета убийств по фактам, а не по потерпевшим. Убийство общеопасным способом сотен человек при террористическом акте учитывается как одно преступление, квалифицируемое по соответствующим пунктам ч.2 ст. 105 УК РФ. К тому же ежегодно регистрируется до 60 тыс. случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, более тридцати тысяч человек пропадают без вести, в том числе и при латентных убийствах. При этом коэффициент убийств возрастает в разы, до 80 - 100 убийств на 100  тыс. населения [1].

Со слов известной журналистки Ю. Латыниной «собственно, не обязательно обсуждать и не обязательно делать именно вещи, касающиеся уголовщины. Хотя уголовщина абсолютно захлестнула страну, вся страна живет в станице Кущевской. И цифры совершенно страшные: у нас 16 криминальных трупов на сто тысяч человек. Это против четырех трупов в США и меньше одного трупа в Европе. Эти шестнадцать трупов – на самом деле это отчетные трупы, это не реальные трупы. Реально их минимум в десять раз больше» [2].

Исследования последних лет показывают, что уровень всей учтенной преступности в России в четыре-шесть раз ниже, а уровень умышленных убийств в десять раз выше, чем в Европе. Ежегодно в России от умышленных и неосторожных действий погибает до пятисот тысяч человек в год. [3]

Нарицательной стала в последние годы коррупция. Еще на Всероссийском совещании правоохранительных органов в ноябре 2007 г. она была названа провальной [4].

Ответом законодателя на рост коррупции стало принятие 25 декабря 2008 г. Федерального закона №273-ФЗ «О противодействии коррупции» [5].

Следующим шагом в борьбе с преступностью стало принятие 13 февраля 2009 г. Федерального закона №20 ФЗ, внесшего поправки в ст. 264 УК РФ, усиливающие ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатацию транспортных средств. 27 июля 2009 г. Федеральным законом №215 - ФЗ вносятся изменения в статьи главы 18, усиливающие ответственность за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Для усиления противодействия организованной преступности 27 декабря 2009 г. Федеральным законом №377-ФЗ в ст. 210 УК РФ были внесены поправки, усиливающие ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней).

Затем последовало принятие ряда законов, одновременно усиливающих и расширяющих ответственность в сфере преступлений против общественной безопасности (ст. 205 -1 – Федеральный закон от 09.12 2010 г. №352-ФЗ), в области преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 286-1 УК РФ- Федеральный закон от 22. 07. 2010 №155 –ФЗ, ст.ст. 290, 291, 291-1 УК РФ - Федеральные законы от 04.05.2011 и от 07.12.2011 №97-ФЗ и №420-ФЗ соответственно), при совершении преступлений против собственности с признаками предпринимательской деятельности или мошенничества в сфере кредитования, выплат, банковской, страховой деятельности или компьютерной информации (ст. ст. 159-1, 159-2, 159-3,159-4, 159-5,159-6 УК РФ– Федеральный закон от 29.11.2012 №207 –ФЗ), преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст. 148 УК РФ – Федеральный закон от 26.09.2013 №136 ФЗ), преступлений против семьи и несовершеннолетних ст. 150 УК РФ (Федеральный закон от 02.07.2013 №185 –ФЗ) и в других сферах.

В целом, можно констатировать, что уголовная политика государства все это время была направлена на непрерывное расширение уголовной ответственности. Традиционно, и это признано многими учеными, в отечественном уголовном законодательстве процесс криминализации в четыре раза превышает процесс декриминализации [6].

Но все эти усилия, к сожалению, не дали заметных результатов. К началу XXI столетия число зарегистрированных преступлений составило уже более 3 млн. в год. По экспертным оценкам, с учетом латентности реальный массив преступности может составлять от 60 до 65 млн. преступлений в год [7].

В такой ситуации важное значение имеет эффективность уголовной политики государства в целом, и уголовного законодательства, в частности. В связи с этим, по нашему мнению, приоритетным направлением должно быть совершенствование системы уголовно-правового воздействия с соблюдением основных принципов уголовного права и уголовной ответственности, а именно: законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма, личной ответственности, демократизма, стимулирования предупреждения преступлений, неотвратимости уголовной ответственности [8]. И в этом ряду наиболее важное значение приобретает дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности в рамках основного состава того или иного преступления и тех же составов с квалифицирующими и привилегирующими признаками [9].

Несмотря на то, что действующий уголовный закон стал активнее использовать квалифицирующие и привилегирующие признаки для дифференциации уголовной ответственности, улучшилась законодательная техника с указанными признаками и сделаны значительные успехи в законодательной регламентации в Общей части Уголовного кодекса правил, касающихся большинства квалифицирующих признаков, остался ряд нерешенных проблем. Во-первых, не определена правовая природа, исходные положения и теоретическая основа кардинального реформирования института квалифицирующих и привилегирующих признаков. По мнению ученых, сама регламентация квалифицирующих и привилегирующих признаков в обеих частях Уголовного кодекса не носит цельного характера, в теории уголовного права не сложилось общее учение, не выработан концептуальный подход к институту квалифицирующих и привилегирующих признаков как к самостоятельной системе уголовно-правового воздействия. Сам факт существования нового правового института квалифицирующих и привилегирующих признаков еще не получил полного признания в науке уголовного права Российской Федерации [10].

[1] См.: Уголовное право. Актуальные проблемы теории и практики: сборник очерков / под ред. В.В. Лунеева. - М.: Издат. Юрайт, 2010. С. 18

[2] http://www.echo.msk.ru/programs/code/729443-echo/.

[3] См.: Скоморохов Р.В. Уголовная статистика: обеспечение достоверности / Р.В. Скоморохов, В.Н. Шиханов. – М., 2006. – С. 4.

[4] См.: Путин В.В. Ничего у них не выйдет / В.В. Путин // РГ. 2007. 22 ноября. С.3.

[5] См.: СЗ РФ. 2008. №52 (ч.1). Ст.6228.

[6] См.: Уголовное право. Актуальные проблемы теории и практики: сборник очерков. Указ. Соч. С. 20.

[7] См.: Лебедев С. Проблема преступности: от мистерии цифр к реалиям обеспечения криминологической безопасности // Уголовное право. 2006. № 6. С. 112.

[8] См.: Филимонов В.Д. Принципы уголовного права / В.Д. Филимонов. – М.: АО «Центр Юр. ИнфоР», 2002. С. 46.

[9] См.: Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд. Норма, 2000. С. VI.

[10] Там же. С.229.

 

 

22.11.2014

Автор публикации


© Риадо 2011-2016